Продюсер возмущен, ведь его обвиняют во лжи. Несмотря на то, что Бари Каримович ранее показывал выписку из института имени Склифосовского, многие считают — отравления не было.

Бари Алибасов: «Я рыдал, просил ослабить веревки»
Бари Алибасов // Фото: Legion-media
Несколько часов назад один из врачей медицинского центра, где находился Бари Алибасов, гастроэнтеролог Виталий Румянцев заявил о том, что никакого отравления веществом для очистки труб не было. По словам медика, в таком случае продюсер группы «На-На» должен был до сих пор питаться при помощи специального приспособления. Кроме того, после выписки из больницы Алибасов не выглядел излишне худым. 
«При таком ожоге он должен кормиться через гастростому — трубочку, ведущую в тонкую кишку, минуя желудок и пищевод. В животе у пациента должно быть отверстие, а его нет», — отметил Румянцев.
Журналисты связались с Алибасовым, чтобы он развеял сомнения поклонников, считающих отравление спланированным пиар-ходом от Бари Каримовича. 
«Я лежал под наркозом. Вы сможете столько времени так притворяться?! Я лежал, не шевелясь, не приняв ни одной крошки в рот, потом еще последовал цикл лечения. Меня связывали веревками, у меня все тело синее, рубцы от веревок до сих пор. Я рыдал, плакал, просил ослабить, спрашивал, зачем так сильно? Мне говорили, что я могу упасть с кровати. И это только начало истории. Можно так притворяться?!» — возмущается Алибасов.Бари Алибасов: «Я рыдал, просил ослабить веревки»
На снимках из больницы Алибасов выглядел очень слабым // Фото: Instagram
Продюсер предлагает лишить Румянцева звания врача, так как, по его мнению, настоящие специалисты не могут разбрасываться такими претензиями. Сейчас Алибасов чувствует себя гораздо лучше.
«Нормальный образ жизни. Голова работает хорошо, а тело так быстро не восстановится», — заявил Бари Каримович.
Почти все время в клинике рядом с Алибасовым был его сын, Бари-младший. По его словам, их пытаются обвинить в подставе, хотя они уже показывали выписку отца журналистам.
«Это все бред. Никаких подстав или разводов с нашей стороны не было. Официальный диагноз мне лично сообщил заведующий токсикологическим отделением реанимации в НИИ Склифосовского — у отца ожоги дыхательных путей второй степени и два ожога четвертой степени. Это действительно так. Врач показал папину гастроскопию, на которой все видно», — отметил Бари Бариевич. 
По информации kp.ru, «РИА-новости» и Nation News.

Источник: starhit.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

4 × один =